Заставляли жевать презерватив и пытают электрошокером: новые «подвиги» областного центра реабилитации детей


Шок, иначе это не назовешь! Стрижки наголо, электрошокеры и избиения… Из приюта «Світанок» (областного центра социально-психологической реабилитации детей), что на Василя Стуса, позавчера сбежало еще трое девочек. В четверг, к счастью, детей нашли. И они рассказали, почему решились на побег… Специальный корреспондент «Думской» Дмитрий Жогов прояснял ситуацию. Об этом сообщает ura-inform.in.ua со ссылкой на СМИ.

Бывшую полицейскую Зою Мельник непривычно видеть без формы. Неуживчивая, резкая в высказываниях, она всегда раздражала и гневила начальство. Ее увольнения добивались очень многие. В конце концов, из полиции белокурого копа выжили. А потом устроили травлю в «Фейсбуке». Первые баны посыпались, когда она обнародовала переписку педофилов о способах совращения детей. А потом к педофилам присоединились чиновники «по детям».




Зоя Мельник уже не коп. Сейчас она просто общественный деятель и ведет группу «Защита прав детей» в соцсети. К ней обращаются сотни людей со своими ужасными историями. У группы тысячи подписчиков.

И вот на Зою снова пожаловались. И снова забанили в Фейсбуке. И она, лишенная голоса, обратилась к СМИ, то есть к нам.

Импровизированная пресс-конференция у Дюка. Суть ее проста. В течение 2018 года на приют «Свитанок», он же КУ «Центр социально-психологической реабилитации детей службы по делам детей Одесской областной государственной администрации», поступало много жалоб. Его проверяли различные инстанции, которые обнаружили массу нарушений и даже преступлений, совершенных в отношении воспитанников. То есть в месте, где детям должны оказывать помощь, именно там совершалось насилие.
Прошел год, сменилось руководство, но все то же самое продолжается, даже не то же, а еще хуже…

Это подтверждает старший инспектор по особым поручениям отдела ювенальной превенции ГУНП в Одесской области Дмитрий Ревун:

- Выпить бытовую химию, чтобы покинуть стены ЦСПРД… Так делают некоторые заключенные в тюрьмах, чтобы «слечь на больничку». Только там глотают ложки. Или костяшки домино. А тут дети… Вы понимаете? Они готовы на все, лишь бы выбраться из этого места!


ОБЫКНОВЕННАЯ ЖЕСТОКОСТЬ

В пиццерии возле Дюка сидят три напуганные девчонки. Из-за них весь сыр-бор. Еще день назад их фотографии висели в розыскной базе МВД и на сайтах. Анастасия, Татьяна и Диана. Они убежали из областного центра, где «все хорошо».

Смотрят недоверчиво, но видят, что я с Зоей, и разговариваются.

- Как вы убежали, девчонки?

- Через бомжей.

- Каких бомжей?

- Так называется место, где растет дерево. Мы на него залазим и перелезаем через забор.

А там «бомжатник» внизу. Бутылки. Алкоголики спят. Поэтому «через бомжей».

- А если бы вас поймали?

- Получили бы…

- Отчего бежали?

Молчат. Смотрят недоверчиво.

- Вас там били?

Все трое отвечают:

- Да.

- Кто бил?

- «Омоны», старшие дети, Андрей Георгиевич…

«Омоны» — так дети называют охранную фирму, которая «оберегает» центр (АБ «Центр»). Обратите внимание на этот сленг. В Украине ОМОНа («отрядов милиции особого назначения») нет уже три десятилетия, и аббревиатура эта в обыденной речи встречается крайне редко. Даже в криминальном арго ее уже нет. Зато в соседней России это буквосочетание регулярно упоминается медиа и остается в повседневном лексиконе. Почему этот треклятый ОМОН снова появился в словаре одесских подростков? Тайна сия великая есть…

- «ОМОН» — это охранная служба, которая должна вас охранять? Или приезжать если что-то случилось?

- Да. Но «Омоны» приезжают и просто так, «на кофе». И бьют нас. Вот приехали и начали с детьми «играться». Били детей электрошокером. В ляжку били, в попу били…

- А как же воспитатели?

- А ничего. Посмеялись.

- А вы не возмущались? Не кричали, что они офигели, «что вы с нами делаете?»

- А нам этого нельзя было говорить. Потому что они могли начать бить дубинами и ремнями. Мы боимся назад возвращаться. Воспитатели сделают нам «темную».

- «Темную»?

- Это когда накидывают одеяло и начинают бить. А потом синяков нет.

Я подобные рассказы слышал еще в середине девяностых. Так называемые правохранители, не знающие, как им совладать с целой армией «клеедышек», малолетних бродяг, которые буквально оккупировали город, зачастую пускали в ход кулаки.

Чтобы, так сказать, «выбить дурь». Иные втягивались в это и даже находили в этом удовольствие. Начинали изощрятся, придумывали и применяли пытки против детей. Я думал, те времена в прошлом. Фиг!


«ЖРИТЕ ГОНДОН!»

Мы едем на машине Зои в Главное управление Национальной полиции в Одесской области. Одну из девочек начинает трясти, и она плачет. Полиция их тоже избивала. Но самое омерзительное рассказывает мне другая девочка:

- Я в Центре встречалась с мальчиком. Воспитатель об этом узнала, вызвала «омонов».

Те достали ножницы, а Диме велели найти наш презерватив. Дима — это мальчик, с которым я была. Потом «омоны» заставили разрезать презерватив. И говорят: «Нате, жрите! Жрите гондон!».

- А кто говорил?

- Дядя Коля из «ОМОНа». А потом он позвал их (других воспитанников, — Ред.) по одному в ванную и сказал: «Если услышите крики, стоны то не обращайте внимания и ни в коем случае не заходить». Он бил Диму. Потом под холодный душ его отправил. Потом меня. Еще Андрей Георгиевич меня бил. Мент. Он меня бил и заставлял улыбаться. Еще обрезали волосы…


ГОЦМАН С ГОЛУБЯМИ

Ждем у входа в управление. Я, пользуясь моментом, фотографирую девчонок возле памятника Гоцману. Гоцман печально улыбается. Выпускает из руки птиц. Девочки серьезны. Как только я прекращаю фотографировать, у одной из них снова начинается мандраж, а потом и истерика:

– Я туда не вернусь!

Девочку обнимает Зоя Мельник, отводит в сторону.

- Договоритесь с «Дорогой к дому»! Пусть нас туда заберут! — плачет девчонка.

Одесский благотворительный фонд «Дорога к дому» — неправительственная организация, которая оказывает социальные и правовые услуги людям, оказавшимся в кризисной ситуации. Фонд живет на гранты, и у них либеральные порядки.

Полицейский инспектор по детям Дмитрий Ревун — мускулистый, большой, он тоже тут. Девчонки прячутся за его спиной. Ждем представителя уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека.

Я понимаю, каково сейчас девчонкам. Вернуться к пыткам и побоям, снова жевать презервативы они не могут. Для них это смерти подобно. Я спрашиваю Дмитрия:

- Куда их определить?

- У нас по закону вариантов немного. Девочек надо передавать законному представителю. По каждому ребенку вопрос ставится отдельно. Изучаем, кто является таким представителем. Это либо родители, или орган опеки. Без службы по делам детей мы не обойдемся. Это служба, участие которой предусмотрено законом. Но ее тут нет. Сейчас будем связываться со службой и будем официально эту процедуру делать.

Дети смотрят на Дмитрия. Он для них как настоящий Гоцман — воплощение уверенности, силы и доброты.

У Зои Мельник глаза блестят. Я первый раз вижу, что смелая, дерзкая полицейская, «стальная Зоя», вот-вот заревет. Но она берет себя в руки.

- Вы верите, что то, что рассказывают девочки, правда? – спрашиваю ее.

- Я видела много ужасов. И сексуальное насилие в отношении детей, и прочие. Но такой цинизм, даже садизм, со стороны представителей государства – такое случается очень редко. Я когда услышала первый раз про эти презервативы, то не поверила. А потом когда много-много детей в деталях стали рассказывать, я поняла, что это не выдумка…

— А что руководство центра?

- «Вывсеврете!», «Хотите захватить здание центра!» Они детям рассказывают, что «Зоя Мельник — шлюха и проститутка». Дети мне это пересказывали. Владимир Самборский, начальник областной службы по делам детей, должен этим заниматься! Все знают про этих «Омонов». Я записала видеодоказательства. Уголовное производство открыто! А они даже служебное расследование не провели!

Я в это время звоню в БФ «Дорога к дому», директору Сергею Костину. Он мне сказал:

- Я об этой истории читал. Если стоит вопрос о том, где разместить девочек, мы готовы включиться.

Через несколько часов становится известно, что за одной девочкой приехала мама, вторая якобы сама захотела вернуться в ЦСПРД, третью госпитализируют…

Мы отслеживаем ситуацию. Редакция располагает видеозаписью показаний детей, которую готова предоставить по первому же запросу правоохранительным органам.

Автор – Дмитрий Жогов






Зоя Мельник
Зоя Мельник
общественница, бывшая сотрудница патрульной полиции
24 новости, 55 фото

Новости по этой теме:
Полиция открыла производство по ситуации в одесском Центре социально-психологической реабилитации детей
Скандал в одесском центре реабилитации детей: отравившаяся воспитанница говорит, что ее били
Девочке, которой работники ЦСПР не вызвали скорую, стало хуже: врачи подозревают внутреннее кровотечение

    29 сентября: Думали, притворяется: воспитаннице одесского Центра социально-психологической реабилитации не вызывали скорую из-за отравления
    28 сентября: Жители Одесской области стали чаще жаловаться на полицию: не приезжают на вызовы и могут поколотить (документ)
    17 сентября: После скандала в одесской службе по делам детей началась реорганизация, а начальницу уволили
    13 сентября: Изъятие из семьи одесской школьницы: чиновники службы по делам детей утверждают, что действовали строго в рамках закона
    12 сентября: Одесская полицейская Зоя Мельник намерена обжаловать свое увольнение в суде
    12 сентября: Отец не указан в свидетельстве о рождении: в Одессе органы опеки решили изъять ребенка из семьи прямо во время уроков
    9 сентября: "Реорганизация" одесской патрульной полиции: почти перестали брать взятки, но всем по-прежнему заправляет Рыбак



Джерело статті: “http://dumskaya.net/news/zastavlyali-zhevat-prezervativ-i-pytayut-elektro-103748/”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя